Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Когда висишь на кончиках пальцев, обычно думаешь не о том, как долго ты провисишь, а о том, как выбраться. Попытка, подтягивание, вот , воот почти… И раз…

И ты опять висишь, а сил на этот раз уже меньше осталось, да и пальцы наверняка не железные. Но у тебя есть время, время – целая жизнь. И пугающая неизвестность того, что будет после того, как время кончится и окровавленные пальцы разожмутся. Долгий ли будет полет, полет длинною в жизнь и как близко дно, а может там и не дно вовсе, вода или мягкий диванчик рядом с камином, на столике у которого бутылочка хорошего коньячка.

Но этого не может быть, об этом ведь не кто не говорил тебе, ты не знаешь и придумал светлый миф в который сам не веришь, а веришь в пугающую пустоту неизвестности, оканчивающую твою жизнь костекрошительным приземлением об гранитное дно.

 

Размеренное дыхание, успокоение внутреннего космоса, эдакий внутренний буддизм с концентрацией на проецирование своего фантома чуть повыше, туда где ходят по верху. Этим пряча себя висящего, не желающего просить помощи ибо дело висящих на кончиках пальцев это только их дело, а таких много. Конечно не так много, как тех кто оступился и сразу упал или тех кто повисев немного посмотрев в бездну, особо не тратя сил поднялся обратно на ровное плато.

А ты тут висишь, хотя делаешь вид что стоишь рядом и смотришь вдаль горизонта, создавая фантому философское выражение лица. Кто-то иногда подходит, спрашивает

- Ну как оно. И ты глубокомысленно отвечаешь

- Да потихоньку, все хорошо брат.

-Красивый горизонт брат.

-Да красивый, а говорят в бездне еще интереснее.

Тут ты улыбаешься и говоришь, правда ? А ты пробовал ?

- Да ты что, сколько сорвалось народу жуть, а иногда смотришь на тех кто еще цепляется за край и прямо в дрожь бросает.

-Но ведь некоторые вернулись, иначе откуда рассказы о том, как там. - Да вряд ли кто

В этот момент внутренний Будда рассыпается и хочется все рассказать, и как там, и что ты висишь на краю и насколько это познавательно и интересно, однако опасно и безысходно тоскливо ибо бездна затягивает, только кончики пальцев держат тебя над ней.

И это состояние, состояние твоей жизни.

- Да были знакомые, вроде нормальные люди.

- А по-моему они или отморозки или сумасшедшие.

- Не нам судить.

-Ну я пошел.

-Иди, я тут пока еще постою, посмотрю на горизонт.

- Смотри, не простудись, философ.

-Пока

 

 

Плато, по которому ходят основная масса, обширное, но плоское и однообразное, хотя и называют его колыбелью и придумывают себе разные занятия, круизы путешествия, работу, резьбу по дереву, песни поют, в карты играют. Некоторые строят теории, а что там за обрывом и путем нехитрых умозаключений выводят основные постулаты новых религий и поклонений бездне, придумывая ей новые названия и рекламируя номер люкс, посадочную подушку и бокал шампанского внизу. Надо только выполнить свой долг на Плато. Оставить так сказать свой след, который затопчут сзади идущие секундой позже.

 

Пальцы разжимаются, ты летишь, ускоряясь с каждой секундой, тебя переполняет страх приземления и радость полета и тут, ты начинаешь чувствовать, что-то мерзко знакомое. Знакомое на уровне инстинктов, запах разложения и смерти, ты уже не можешь повернуть назад, пытаешься затормозить свое падение, но с шумом погружаешься в массу фекалий и гнили, в которой начинаешь захлебываться и тонуть, тысячи мелких паразитов впиваются тебе в тело и лезут в рот, глаза уши. Вместе с болью приходит понимание, что это самый ужасный и нелепый конец, который ты только мог себе представить.

 

Пальцы напрягаются Попытка, подтягивание, вот , вот почти, опор на локоть, закинуть ногу и ты снова на плато. Ты был Там, ты видел все и нечего, ты понял все и не понял нечего, ты ощутил мощь и почувствовал себя букашкой. Теперь ты знаешь больше всех тех, кто ходит по Плато и некогда не был там, но твое знание бесполезно.

 

Когда висишь на кончиках пальцев, обычно думаешь не о том, как долго ты провисишь, а о том, что делать дальше, еще чуть повисеть или переместится на более удобный выступ рискуя сорваться, но все же поднятся выше тех, кто остался внизу, на плато. И как не хочется быть одним из тех, кто уже достиг этой уже значимой для меня, но такой незначительной отметки, для тех кто выше, тех кто выше поднялся в бездну. А пока ты висишь и концентрируешься на том, чтоб сделать своего фантома, там внизу, чтоб проходящие мимо не видели твоих попыток карабкаться на вверх, считая их безнадежными. А карабкающихся сумасшедшими, ведь столько разбилось, упало вниз. А еще хуже сдаться и с позором спуститься на плато проклиная себя за слабость, выслушивая извечное

-Ведь тебе же ГОВОРИЛИ не лезь.

 

 

 

А пока ты висишь, висишь, висишь, на кончиках пальцах и думаешь, о том, что жизнь на кончиках пальцев, цепляющихся за край или уступ, тоже жизнь и убеждаешь себя и других в этом, хотя и создаешь маскирующих фантомов.

 

Кондуктор:

Остановка “Висишь на кончиках пальцев”, выходите быстрее, не толпитесь, эй граждане сомневающиеся на остановке, вы будете залезать или подождете следующего транспорта..

Эхх и чего стесняются, транспорт все равно один.

Двери закрываются, следующая остановка……

 

Как всегда, лязганье дверей, заглушило название.

14.05.2004